По дороге из храма
Рассказ

26 января, морозным крещенским вечером, по дороге из храма домой Марье Васильевне, сухонькой старушке лет семидесяти, шлось, бежалось, летелось как на крыльях. На морщинистом лице старушки сияла радостная улыбка и также радостно блестели глаза. «Сколько снега-то выпало!» — продолжала улыбаться она. – «Как легко, чудесно, здорово!» Перепрыгивая снежные замёты, улыбалась она своим радостным мыслям, что сейчас, только войдет в свою квартиру, сразу же, обязательно помирится со своим милым мужем Андреем Валерьевичем, с которым она по дурости, по мелочи, как понимала сама, и рассорилась. «И всего-то от того, что я, видите ли, возмутилась, что ты, мой дорогой, Андрюшенька, не сходил за хлебом. Какая мелочь!» — выговаривала она себе. Хлеб она уж сама купила. По дороге из храма вспомнилась ей дорога в храм…

По дороге из дома в храм она бежала шибко, резво, но без радости, а с горечью, с судинкой на мужа (на седого своего старичка. – А.В.), не сходившего за хлебом. И только снег, казалось, вылечил её, а падал-стоял он белой-белой стеной. И вот уже и забылось ей о только что случившейся ссоре с мужем (с Андрюшенькой, как она обычно называла его, пусть и было ему аж! семьдесят семь лет. – А.В.). Снег обелил всё кругом: и землю, и дома, и деревья, и небо, и любимую Лавру. Обхватил он, обелил, казалось, и старушку.
Уж по Сергиевской улице бежит она. Вот с горочки — по Вознесенской. И подумалось ей, что в такую погоду, когда везде снег, – вблизи — на пальто, вдалеке — на домах, деревьях и людях, — так хорошо помолиться. И вот морозный воздух выходит из её уст со словами молитвы. За белой-белой снежной стеной она еле-еле разглядела Лавру, её золотые купола, кресты на них. Опять подумалось ей, что как хорошо сейчас молиться. Ещё подумалось ей о чём-то отвлечённом.
Вот и Пятницкий храм, что стоит напротив Пятницкой башни Лавры. (Стоит он белым кораблём, спасающим всякого утопающего в мирском море человека. – А.В.)
Вон и Рустик, (сын иудейского народа, поживший на этом свете пятьдесят пять годков и давно усыновленный Богом. – А.В.) дежурный на Пятницком подворье, совсем не торопливо кидает широкой лопатой легкий пушистый белый снег, чистит подходы к храму. Вот он остановился передохнуть. Смотрит на горочку, с которой быстренько бежит-семенит старушка Марья Васильевна, которую он хорошо знает: живут-то они по соседству. Он — со своей многодетной семьёй, она — с Андреем Валерьевичем только («Бог детей не дал», — часто вместе, уже не горько, произносят супруги).
«Чёй-то торопится Марья Васильевна?! До службы ещё целый час!» — подумалось Рустику, вдохнул он полной грудью морозный, вкусный воздух. – «Слааадкииий», — выдохнул уже тёплый, свой дух.
Марья Васильевна на ходу поздоровалась с Рустиком и сразу начала ему рассказывать о своих чувствах, о том, что как хорошо, — «Как хорошо!» — что всё бело кругом! «Ах, Рустик! Как хорошо по дороге молиться!» Рассказала и о Лавре, которую от неё скрывал снег: «Почти и не видно…» — проговорила она. Рустик посмотрел на неё, молча несколько секунд, и серьёзно так, немного заикаясь, сказал: «Дак, может, глаза не видят? Полечиться надо».
И как только сказал он это, Марья Васильевна вдруг почувствовала такую лёгкость, что не смогла она сдержать свой смех, такой легкий, одновременно обличающий её и очищающий её душу, и почувствовала она это сразу. «Как могла я рассердиться на седого моего старичка, на Андрюшеньку!?» — подумала она в секунду. Глядя на неё всё также серьёзно, и Рустик рассмеялся.
(Было им в это мгновение так хорошо, как бывает очень мало в человеческой жизни – А.В.)
По дороге домой всё это вспомнилось Марье Васильевне. И мысль, — что сейчас, как только войдёт она в свою квартиру, сразу же, обязательно, попросит она прощение у милого своего старичка, скажет ему, что была не права и что очень любит его, — эта мысль теплом согревала её.
Входя в квартиру, белая с ног до головы, она уже с порога вымолвила мужу, как выдохнула: «Прости меня, Андрей Валерьевич!» — «И ты меня, неумного, Марья Васильевна, прости!» — сразу услышала она в ответ, и вместе они — легко и радостно — рассмеялись.

(27 января, морозным крещенским утром, они вместе пошли в свой храм спасения – в Храм вмц. Параскевы Пятницы Сергиева Посада. – А.В.)

А.В.
IMG_3882-29-01-19-04-54

IMG_3881-29-01-19-04-54