5.30. 10 ноября 2019 года. Раннее утро. Ещё темно. Накрапывает мелкий дождь. Сажусь в машину и еду на Пятницкое подворье. Сегодня наш престольный (храмовый) праздник – праздник вмц. Параскевы Пятницы.
5.50. …прихожу в Пятницкий храм. Прямо иду к украшенной иконе вмц. Параскевушки… Потом в алтарь.
Всё готово к ранней литургии. Благодарю за это Мишу, нашего пономаря…
6.00. Протоиерей Михаил Вахрушев совершает проскомидию как обычно. Торжественно. Внимательно. Сосредоточенно. Тихо и — звонко-громко — так получается только у него.
6.30. Отец Михаил звонко и мелодично возглашает начало Божественной литургии:
«Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков!»
Хор отвечает: «Амиииинь!».
… отец Борис Мурзин, молоденький батюшка, смотрит на меня внимательно, когда я подаю кадило отцу Михаилу. «Иже херувимы…» — поёт хор…
Отца Артемия я не вижу в алтаре. Он на исповеди. Какой-то усталый он…
8.00. Причастие.
Вот Любовь причастилась.
Вот Римма. Как пророчица Анна она: вдова, всё в храме, да и по возрасту скоро догонит новозаветную Анну она.
Светлана, её дочь.
Много и незнакомых людей причастилось.
Всех пригласила к себе св. Параскевушка!
8.20. Отец Михаил произносит проповедь.
Она у него получается простая, безыскусная и — от этого – дружеская, что ли?! Да, он говорит, как близкий друг. Как единственный друг. Такой друг говорит своему другу, чтобы помочь ему…
8.30. Благодарственные молитвы стараюсь читать с чувством, с толком, с расстановкой.
8.45. Водосвятный молебен. Строго по расписанию.
Отец Михаил всё также сосредоточен. Спрашиваю его, когда подать кадило. «На мирной ектенье, — отвечает он и спрашивает меня хитро-умно: — Не помните, когда мирная ектенья?! Ах, Валерий, Валерий! После Евангелия». Глазами говорю ему спасибо… В начале мирной подаю ему кадило…
9.15. В алтарь вошёл иерей Алексий Котельников. Я прошу его благословить меня. На ходу говорю, что поехал в Вознесенскую трапезную забирать горячее для общей трапезы в Введенском храме. Он одобрительно кивает, спрашивает, всё ли хорошо. Отвечаю, что всё хорошо.
9.30. В Вознесенской трапезной. На втором этаже.
Поймал себя на мысли, что молюсь про себя, чтобы было всё хорошо, вовремя и прекрасно.
Как милостиво меня встретили работники трапезной и помогли загрузить в мою машину два сорокалитровых бака с тушёной картошкой и четыре противня с рыбными котлетами! Сам же попробовал чуть пододвинуть первый бак голыми руками. Обжёгся! Брр! Надел перчатки. Так лучше.
9.42. Еду в храм. Медленно. «Не расплескать бы, не уронить бы!» – думаю я. «Машину жалко…» — вздыхаю я. А дорожка-то вот какая! Еду вверх по Вознесенской, потом поворачиваю направо на 1-ую Рыбную, опять же направо на проспект Красной армии, почти сразу же съезжаю налево на Ильинскую улицу, вот он и шлагбаум. Через Лавру проезжаю и — в ворота к нашему подворью.
9.53. Подъехал почти к Введенскому храму. Не успел и подумать, кто мне поможет занести всё в храм, как Рустик уже бежит помогать мне.
10.00. Накормили первых двух людей, и – я сразу бегу в Пятницкий храм на позднюю литургию.
Алтарник Пётр читает Апостол. Зачало в честь праздника вмц. Параскевы Пятницы:
«Се ныне время благоприятно, се ныне день Спасения»!
Я про себя пою-повторяю: «Се ныне…»
Служит архимандрит Иеремия (Соловьёв), насельник Лавры.
Сослужат ему протоиерей Павел Великанов, наш настоятель любимый, отец Алексий Котельников и отец Николай Рыжов. Сослужит им диакон Ярослав Калинин.
Отец Николай всё время на исповеди.
Отец Иеремия у Престола, отец Павел с южной стороны Престола, отец Алексий с северной.
Накануне наш настоятель подстригся, вернее, постригся. Вчера ещё на всенощном бдении спросил его: «Отец Павел, знаете на кого вы похожи?» — «На кого?» — спрашивает одними только глазами, весёлыми, детскими. – «На мушкетёра!» — отвечаю. Он улыбается: «Здорово!».
На великом входе обращаю внимание, что людей, — а детей-то! – так много, что мы, свещеносцы, стоим у самого амвона, касаемся его нижней ступеньки носками обуви.
Во время причастия священнослужителей отец Алексий произносит проповедь… Заслушался я. Что-то она мне напоминает. Стоп! Да она…
Проповеди отца Михаила и отца Алексия (на ранней и поздней литургии) удивительным образом созвучны друг другу. Почему? Неужели они договорились, чтобы так было?! Нет, конечно.
Слово их о выборе в нашей живой жизни: каждое мгновение нашей жизни мы выбираем, со Христом мы пойдём, или нет, что не дай нам Бог!
Да, да!
Евангелие — вот причина такого просветлённого слова пастырей нашего Пятницкого подворья.
Евангелие — Благая весть — вот причина нашего праздника — Праздника вмц. Параскевы Пятницы.
11.30. Праздник наш увенчан Крестным ходом. Что может быть прекраснее этого?!
Все: священнослужители, алтарники и прихожане – и мал, и стар! – идут вокруг Пятницкого храма, точно летят! На лицах всех-всех улыбки, глаза блестят радостью! Легкость необыкновенная. А детки-то! Они шумят, кричат, как грачи, бегают, прыгают…
(Что такое жизнь наша?! Такая же взрослость, с торжеством и радостью, и такая же детскость, бестелесная и беззаботная!)
12.00. Общая трапеза в Веденском храме идёт полным ходом. Я заглядываю в храм. Сколько помощниц у св. Параскевушки! И Надежда, и Мария, и Людмила, и Светлана, и… Всех и не перечислить! Все они наши Марфы-Марии.
12.30. Трапеза в подклети Введенского храма.
На ней, как обычно, праздничная суета. Называю её жизненностью. Куда без неё?! Где без неё?!
В середине трапезы заговорили о нашем кинолектории. Отец Павел посоветовал на следующей встречи посмотреть фильм «Жизнь прекрасна» (1997 г.). «Посмотрите, посмотрите…», — задумчиво говорит он. «Да, да, посмотрим», — думаю я, а Елена Владимировна Панасенко, наш личный детский врач, восклицает: «Да, посмотрим, отец Павел!»
Отец Иеремия очень внимательно смотрит на нас, слушает. Спрашивает-уточняет. Всё делает с улыбкой и мягко. Всё получается у него доброжелательно и с любовью.
14.00. Праздник подходит к концу. Сразу почувствовалась небольшая усталость со своей всегдашней спутницей задумчивостью. Неужели всё закончилось? Нет. Не закончилось. Всё только начинается, друзья! Поверьте мне.
16.00. Вечер. Накрапывает мелкий дождь. Поддувает тёплый ветерок. Я загружаю в машину помытые баки и поддоны и отвожу их в Вознесенскую трапезную.
Да, перед этим, у входа в подклети Введенского храма встречаю Надежду Соболеву, нашу прихожанку, которая тоже собирается домой. Это она, без сучка и задоринки, провела общую трапезу для прихожан и гостей подворья. Она помыла баки и поддоны. Уже в дверях она просит у меня прощенье. Прошу и я у неё. Есть за что…
18.00. Дома.
«Здравствуй, мама. С днём рождения тебя!» — звоню я в Курган маме, у которой именно сегодня день рождения. Мы разговариваем. Я рассказываю ей о нашем Празднике. Она слушает, спрашивает. Радуется.
Уже после нашего телефонного разговора я задаю себе вопрос: «Почему отец Павел не произнёс проповедь на нашем празднике?» Ответ, конечно, я знаю. Но отец Павел сам нам ответит. Мы только подождём. Так ведь, отец Павел?