Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы совершаем память священномученика Мирона, последнего настоятеля Пятницкого храма до его закрытия в 1928 году. История жизни этого мученика необычна. Он родился не в православной семье, а в католической. По происхождению был чех. Когда он был совсем маленьким ребенком, его семья принимает решение принять православие и в возрасте двух лет он был крещен в Православной Церкви с именем Мирон. Дальше мы имеем не много подробных сведений о его юности, мы знаем только, что неведомыми судьбами Божиими он избрал путь священнического служения, поступил сначала в духовное училище, потом в семинарию, а в 1910 году блестяще окончил Московскую Духовную Академию. Его дальнейшая судьба складывалась также, как и судьба у большинства выпускников духовных учебных заведений. Он был направлен для преподавательской деятельности в одну из региональных духовных семинарий, но произошла революция, и как мы знаем, вследствие декрета об отделении Церкви от государства, вся система духовного образования была практически уничтожена, и будущий священномученик Мирон стал преподавать обычные дисциплины: математику и черчение в той школе, в которой до того времени преподавал религиозные дисциплины.

Но его любовь к Богу и ревность к служению Святой Церкви подвигла его переехать в Сергиев Посад и здесь вскоре он был назначен настоятелем Пятницкой Церкви, точнее в 1926 году, где он продолжал настоятельствовать вплоть до ее закрытия в 1928 году. После этого он перешел в клир храма Петра и Павла, и в 1930 году был арестован вместе с другим множеством священнослужителей по обвинению в контрреволюционной деятельности. Из допросов ОГПУ понятно, что основной причиной его расстрела в 1937 году служила не контрреволюционная деятельность, за которую он был осужден, а то, что, даже пребывая в тяжелейших условиях лагерного заключения, Мирон не оставлял своей деятельности.

Как священник, он продолжал совершать богослужения, у него было Евангелие, был Антиминс, были те минимально необходимые для отправления Божественной службы предметы, которые были описаны при обыске и послужили одной из главных причин вынесения ему высшей меры наказания. И вот в этот день, который мы с вами сегодня празднуем, как день его памяти, священномученик был расстрелян и погребен в общей могиле одного из лагерей северо-западной Сибири.

Вот когда задумываешься над тем, с чем связан такой непростой, сложный путь человека, возникает картина, которая заставляет очень серьезно задуматься. Я думаю, каждый из вас посетил выставку, которая проходила недавно в нашем Сергиево-Посадском городском музее-заповеднике. На выставке представлены материалы из архивов писателя Михаила Ивановича Пришвина, который был очевидцем печальных страниц нашей истории, нашей Лавры. Он описал эти события в своем дневнике и теперь мы знаем, как в Лавре сбрасывали с колокольни колокола, как они разбивались вручную, если они не смогли разбиться в результате удара о землю. Посредине Лаврской площади перед Троицким Собором полыхал костер из принесенных людьми икон и облачений. И вот, когда вглядываешься в сделанные Пришвиным фотографии, ловишь себя на мысли, что на лицах людей, которые бросали иконы в костер, нет никакого страха, а наоборот радость. Они радовались так, как будто с них наконец-таки упали тяжелые оковы, которые мешали им жить так, как им хотелось.

Кто они были? Не какие-то жидомасоны, не какие-то враги Православной Церкви, это были наши обычные русские люди, которые с молоком матери впитали в себя православную веру, которые также, как и мы все, ходили в храмы, исповедовались, причащались. И вот теперь настал момент истины: люди показали свое внутреннее «я» : они предали Христа, предали свою веру. Не просто предали, но еще и стали над ней насмехаться, осмеивать, уничтожать святыни, и убивать своих священников, к которым раньше ходили исповедоваться, причащаться. И неизбежно возникает вопрос, что же должно произойти в душе человека, чтобы таким радикальным образом изменить свое отношение к самой жизни. Ответ на этот вопрос предельно простой. Его не надо искать где-то в чужой душе. Для этого достаточно заглянуть внутрь себя самого, чтобы понять, что каждый день, каждый час мы делаем тот или иной выбор и в зависимости от того, какой мы выбор сделали, складывается вся наша дальнейшая линия жизни. Вот для священномученика Мирона очевидно, что его мученическая кончина не была какой-то случайностью. Это был закономерный итог всех тех маленьких выборов, все тех маленьких побед над самим собой и над грехом, который он проводил в течении всей своей жизни. Если мы посмотрим на тех, кто жег иконы и закрывал храмы, то увидим прямо противоположное. Казалось бы, мелкие отступления, мелкие ошибки, ничего не значащие грешки, как бы простительные, в какой-то момент они всегда вдруг превращаются в такой огромный ком, который буквально размазывает самого человека по земле, и он даже сам не понимает, что делает, потому что находится под властью и управлением демонических сил.

В сегодняшнем празднике есть момент торжества Церкви, потому что Церковь стоит на крови мучеников, но есть и момент, в общем-то, достаточно грустный и печальный. Вот по-хорошему этот храм должен был быть сегодня битком набит народом, теми людьми, отцы которых, деды которых разрушали эти храмы, превращали именно этот храм в мерзость запустения, которая была здесь до того момента как храм был возвращен Церкви. Но, увы! Мы видим лишь единицы людей, которые пришли почтить память новомученика, а наш город, как никакой другой, прославился огромным количеством людей, пострадавших от безбожных гонений, и кому, как ни нам, надо компенсировать то нечестие, тот грех, который был в этом городе.

И я не сомневаюсь нисколько, что те проблемы градоустройства, управления нашим городом, от которых каждый из нас страдает по сей день, напрямую связаны с нашей неблагодарной памятью, с отсутсвием нашей памяти как по отношению к тем, кто проливал свою кровь, так и по отношению к тем, кто был причиной пролития этой крови.

Дай, Господи, чтобы нам не просто понимать важность и значимость почитания наших новомучеников, но чтобы и в сознании каждого из нас был их образ, как реальный образ жизни со Христом, живого свидетельства Христа и Его Светлого Воскресения.

Аминь.